Тайна злого начальника

 

Был у нас на работе начальник отдела — монстр. Орал почем зря, всех шпынял и гонял ежеминутно. И ладно бы за дело. Нет, просто мог наорать на пустом месте, женщин оскорблял особенно сильно. И вот однажды..

Этот, назовем его Василий Иванович, был реально неудержимый монстр. Не дай небеса пройти мимо с задумчивым видом, сразу в крик — О работе думать надо, что ты тут шляешься просто так, небось о бабах думаешь! Никакие ответы — что ты думаешь о работе, что идешь по делу и прочее — не принимались. Пока не проорется — не успокоится. Гнобил за любую мелочь, о более крупных ошибках даже говорить не приходится — увольнял сразу и без разговоров.

Лишняя бумажка на столе — в крик. Уронил что-то — в крик. Не так встал, не так сел, в общем за все хорошее и плохое, вопил и матюкался по-черному. Нет, реально если бы за дело, вопросов нет — с таким начальником и работа будет идти, а не разброд и шатание, но это не про него — явно было видно, что ему надо хоть к чему-то придраться, хоть за что-то зацепиться, даже если к работе это вообще не имеет отношения.

Особую «страсть» он питал к женщинам — урезал премии под любым благовидным и неблаговидным предлогом — стоило кому-то вовремя уйти с работы, ловил в дверях и вопил — куда собралась? Все сделала? Не все? Рабочий день закончился? Да мне накашлять, что там у тебя закончилось — возвращайся и доделывай.

Ты какого хрена на обед собралась! Жду отчет через 5 минут! Тебе мало 5 минут? А что ты делала до этого? Работала? Да хрен там, глазки небось свои красила. И дальше только вопли — только и делаете, что прихорашиваетесь (хотя никто на рабочем месте себе этого не позволял), только и делаете, что есть ходите (мы ходили исключительно в положенное время) и далее по списку…

Народ пыхтел, но молчал, хотя видно было, что уже на грани. Собрались идти к вышестоящему начальнику, даже успели крик и оскорбления записать на диктофон, но тут подошли праздничные дни (дело было под Новый год). В положенный день после недели «каникул» начальник не явился на работу, сначала все облегченно вздохнули, потом, когда он не ответил своему секретарю на несколько звонков, затревожились. Все в глубине души мечтали услышать сообщение о его инфаркте и параличе (гады, да, но уже надоел хуже горькой редьки). В конце-концов после обеда вышестоящее начальство затребовало его к себе на ковер и было решено послать к нему домой гонца — а вдруг и правда случилось что.

Поехал наш водитель Сергей на служебной машине. В квартиру его впустила супруга шефа, в халатике, при макияже, подпиливала ноготки пилочкой. На вопрос — что с Василием Ивановичем, кивнула в сторону ванной и продолжила пилит ногти. А в ванной, весь в мыле и пене, стоял наш Василий Иванович и стирал руками полную ванную белья. Сергей тихонько окликнул начальника, тот обернулся, выпучил глаза и уже начал было орать — Ты что тут делаешь! Как вдруг более зычным голосом заорала его супруга:
— Цыц, ты какого хрена орешь? У меня голова болит. Достираешь и поедешь, нечего было балду гонять все утро.


— Олечка, — елейным и тихим голоском заговорил с ней «грозный вояка». — Давай я позже достираю, а то время уже бежать.
— Позже? Когда позже? Тебе утра мало было? На рынок ходил? Ну и что? Быстрее ходить надо, небось шел о бабах думал.
— О, работе, Оленька, только о ней и о тебе. Я бы позвонил, предупредил людей, да ты ж к телефону не пускаешь.
— И правильно не пускаю! Сначала семья, потом все остальное. Достираешь поедешь, — отрезала супруга и, обращаясь к Сергею, спокойным голосом предложила кофе.

Опешивший Серега кивнул и тут она снова завопила на своего супруга:
— Ну чего застыл, видишь гость кофе хочет, иди сделай, я тоже попью.

В общем посидел у них Серега около часа, понял, что начальник просто срывался на работе на всех, потому что дома его держали в таких ежовых рукавицах, которые и в страшном сне не приснятся. Василий Ивнович бегал как ужаленный — сделал кофе, достирал, подал супруге по ее просьбе, больше похожей на приказ, кофту, нежно накинул на плечи, расправил каждую складочку, быстро переоделся и лебезя, обещая сильно не задерживаться и непременно купить хлеба и конфет, вышел из квартиры. Глянул на Серегу зло и велел везти его сразу в главную контору.

На следующий день нам передали, что он написал заявление на увольнение и более мы его не видели. Не вынес позора, садист-подкаблучник…

Источник: Fishki.net